[personal profile] medouz
Гибель князя: летописи и предшествующие исследования

Из летописей известно, что Боголюбского убили ближние бояре. Известны и мотивы убийства. «Нынче казнил он Кучковича, завтра казнит нас: так помыслим об этом князе». Известны имена убийц и их число «Петръ Кучковъ зять, Аньбалъ Ясинъ ключник, Якымъ Кучкович, а всех неверных оубийцъ числом 20» [2, с. 51]. 29 июня 1174 г. «на память святого Петра и Павла в субботу на ночь заговорщики силой проникли в резиденцию князя в Боголюбово. Дверь в спальню Боголюбского была взломана, он был застигнут врасплох. Меч князя накануне был выкраден из его спальни ключником. Двое из заговорщиков бросились на Боголюбского, одного из них он свалил на пол “князь поверже одиного подъ ся… и борахуса с нимь велми бешеть бо силенъ…” [2, с. 46], после чего тот был зарублен по ошибке другими заговорщиками. В летописях, кроме прочего, содержится важная информация о Петре Кучкове: “...и ту оканьни прискочиша и Петр же оття ему руку десную”».


Рис. 4. Схема повреждений, нанесенных Андрею Боголюбскому (составлена профессором Д.Г. Рохлиным, 1935 г.)


Картина расправы с главой Владимирского княжества была воссоздана Д.Г. Рохлиным исходя из расположения и характера ран (рис. 4). Он посчитал, что только первый, достаточно лёгкий, удар был нанесён князю спереди. Оправившись от этого удара, Боголюбский стал сопротивляться. Остальные раны наносились сбоку и сзади: из строя Боголюбского вывел сильнейший удар по левому плечу; один удар мечом или боевым топором нанесён сзади по затылку; тяжёлое ранение, видимо имевшее решающее значение, причинено сбоку копьём в лоб. Все остальные удары сыпались уже по лежавшему на правом боку телу. Боголюбского продолжали бить и после того, как он умер. «Картина убийства, – говорится в экспертном отчете, – в значительной степени совпадает с реконструкцией, сделанной нами на основании рентгенологического исследования скелета... Мы не имеем, однако, опорных пунктов, позволяющих считать, что заговорщики сначала тяжело ранили Боголюбского, а добили его через некоторое время, когда он, очнувшись, нашел достаточно сил, чтобы доползти до сеней» [5, с. 268–269].
Судя по реставрации событий, сделанной Д.Г. Рохлиным, множественные повреждения князь Андрей получил в положении лежа. Об этом упоминается и в летописях. Мнение разделяет и профессор Ю.А. Молин [27, с. 55–56], правда, с некоторыми оговорками. Но насколько верна эта картина?

Гибель князя: судебно-медицинская версия

Повреждения и их локализация. Число рубленых повреждений на отдельных костях обычно соответствует количеству ударов. При рассечении суставов или сегментов тела с двумя (например, предплечья) и более (кисть, грудная клетка и др.) костями, число повреждений будет превышать число ударов. В этом случае морфологически однотипные повреждения на разных костях судебные медики объединяют в группы по признакам общей локализации, направлению воздействия или плоскости разруба. Количество таких групп и будет указывать на число ударов.
В процессе осмотра на скелете князя обнаружено 16 повреждений. Установлено, что причиной данных повреждений стали 10 ударов остро-рубящими орудиями (рис. 5):


Рис. 5. Схема повреждений, нанесенных Андрею Боголюбскому (составлена профессором В.Н. Звягиным, 2007 г.)


– удар № 1 (повр. 1, 2): рубленые повреждения второй и третей левых пястных костей с отсечением передне-верхних частей головок. При этом ударе были рассечены, вне всякого сомнения, и основания фаланг II–IIIпястно-фаланговых суставов, которые утеряны;
– удар № 2 (повр. 3, 4): рубленые повреждения нижнего отдела левых локтевой и лучевой костей в виде глубоких врубов;
– удар № 3 (повр. 5): рубленое повреждение среднего отдела левой локтевой кости в виде поверхностного надруба (Д.Г. Рохлиным не описано);
– удар № 4 (повр. 6, 7): рубленое повреждение наружной поверхности левого плеча в верхней трети с поверхностным надрубом плечевой кости (Д.Г. Рохлиным не описано). Рубленое повреждение передне-верхней поверхности левой ключицы в наружной трети в виде поверхностного надруба;
– удар № 5 (повр. 8, 9): рубленое повреждение верхнего отдела левого предплечья с разрубом-переломом лучевой кости (верхний конец отсутствует) и врубом на локтевой кости. При этом ударе была рассечена лучевая артерия;
– удар № 6 (повр. 10): рубленое повреждение наружной поверхности левого плеча в средней трети с глубоким врубом на плечевой кости и отчленением латеральной пластины вруба от распора;
– удар № 7 (повр. 11, 12, 13): рубленое повреждение левой лопатки с разрубом и отчленением плечевого отростка лопатки и глубоким врубом в основании клювовидного отростка. Рубленое повреждение плечевой кости с отсечением наружной части головки и большого бугра. Локализация разрубов на лопатке указывает на широкое внедрение концевой части рубяще-режущего орудия в подключичную область и, следовательно, на возможное нарушение целостности подключичной артерии;
– удар № 8 (повр. 14): рубленое повреждение затылка слева с поверхностным разрубом и отчленением наружной кортикальной пластинки;
– удар № 9 (повр. 15): рубленое повреждение левого бедра в нижней трети с глубоким врубом (идущим снизу вверх) на наружной поверхности бедренной кости;
– удар № 10 (повр. 16): рубленое повреждение лба справа с поверхностным разрубом и отсечением наружной кортикальной пластинки височного гребня на скуловом отростке лобной кости. При этом ударе возникли сквозной дефект в полость черепа (3,3  2 мм) и протяженная трещина (39 мм), идущая назад к венечному шву
(Венечный шов черепа – место соединения лобной и теменных костей).

Орудия убийства, механизм образования повреждений. Повреждения 1–7, 11–13, 15 (6 ударов) причинены острым рубяще-режущим орудием с длинным лезвием (типа сабли) и, как правило, охватывают несколько костей. Это свидетельствует о том, что рассечение-разруб мягких тканей сочетался с их широким разрезом, в пользу чего говорит острый угол наклона орудия к плоскости поврежденных костей (40...45°). Исключением является повреждение бедра, где этот угол заметно больше (60...65°). Повреждения 14 и 16, возникшие от ударов в голову, а также повреждения левого предплечья и плеча (8–10) причинены массивным остро-рубящим орудием с длинным лезвием (типа меча). Угол наклона этого орудия при разрубе левого предплечья близок к 90°. Что касается повреждений на левом плече, левой затылочной и правой лобной областях, то удар мечом наносился под острым углом и сопровождался поверхностным разрубом лишь кортикального слоя.
Признаки борьбы и самообороны Боголюбского. Каких-либо ран на внутренней стороне костей верхних конечностей, которые бы свидетельствовали об активном противоборстве князя Андрея с оружием в руках, не имеется.
Локализация и взаиморасположение повреждений, обнаруженных на скелете Андрея Боголюбского, свидетельствуют о том, что князь получил большую их часть в процессе борьбы и самообороны. При этом князь стоял левым боком к нападавшим, выдвинув вперед согнутую в локте левую руку в качестве щита для защиты головы и туловища. Повреждения лучевой и локтевой костей, в частности, были причинены при пронации и супинации предплечья (пронация, вращение лучевой кости вместе с кистью вокруг продольной оси, приводящее кисть в положение тылом вперед. Противоположное вращение луча с кистью – ладонью вперед – носит название супинация.). Вне всякого сомнения, он активно перемещался, уходя от ударов, либо ослабляя их последствия (повреждения 5–7). Будучи неоднократно раненым и истекая кровью, Боголюбский продолжал оказывать сопротивление. На скелете князя найдено только два повреждения, которые он мог получить в положении лежа на спине: это рубленые раны левого бедра и правой половины лба. Правда, могли быть и другие повреждения, которые невозможно теперь подтвердить: например, в мягких тканях, либо на утраченных костях.
Боевые приемы и навыки убийц. Согласно Тверской летописи «убиен бысть благоверный великий князь Андрей Юрьевич Боголюбский от своих бояр от Кучковичев по научению своеа ему княгини...» [2, с. 54–55]. В летописных списках исполнителями убийства указаны – «Петр Кучков зять», «начальник же оубийцам», и Яким Кучкович, доверенный ключник Андрея алан Анбал и еврей Ефрем Мойзович.
Судя по следам повреждений на скелете князя, механизму и последовательности их причинения, непосредственными исполнителями могли быть лишь два человека. Первый – это, скорее всего, Петр Кучков зять – был вооружен рубяще-режущим орудием типа сабли. Атаковал князя спереди и несколько слева. Затем сместился левее и кзади. Удары саблей наносил под острым углом к поверхности тела князя с протягиванием. Это очень страшные удары, поскольку разрезы мягких тканей, имея большую протяжённость и глубину, сопровождаются повреждением многих кровеносных сосудов и обильным кровотечением. Удары наносил с дальней дистанции концом клинка. Судя по однотипности и силе ударов, он профессионально владел оружием и тактикой ближнего боя.
Второй нападающий, а это, возможно, Яким Кучкович, вооружённый массивным клинковым оружием типа меча, примкнул к Петру позднее. Его сильные рубящие удары в предплечье (с разрубом лучевой кости) и среднюю часть левого плеча парализовали защиту Боголюбского, после чего левая рука князя бессильно повисла вдоль тела. С этого момента голова и тело князя были не защищены.
Сразу же последовали два удара: мечом – в затылок князя слева, саблей – в левый плечевой скос. Удар в затылок, хотя и сопровождался поверхностным разрубом кости, но, судя по следам вибрации на её поверхности, носил оглушающий характер. Исход схватки стал неизбежен после обширной раны левого надплечья и плечевого сустава, с разрубом лопатки, головки плечевой кости и очень крупной подключичной артерии. Сильнейший сабельный удар по опущенной руке князя, нанесённый в прежней манере – под острым углом к поверхности его тела, вызвал фонтанирующее кровотечение. Минуты жизни Андрея Боголюбского были сочтены. Князь, по-видимому, упал. Первый эпизод драмы, о котором сообщают летописцы, истек: «Се же нечестивии мневьше его оубьена до конца, и вьземше друга своего и несоша вонъ трепещющи отидоша» [2, с. 46].
Развязка, скорее всего, наступила после повреждений 15 и 16.
Тяжело раненый Боголюбский все же нашёл силы спуститься по крутой лестнице в сени: «Онъ же в оторопе выскочив по них и начать ригати и глаголати и вь болезни сердца иде под сени» [2, с. 46]. Следовательно, повреждения левого бедра у князя ещё не было, что подтверждается одним из заговорщиков: «Стоя видих яко князя идуще съ сени и долов...” [2, с. 46].
Убийцы по следам крови нашли князя за «столпом вьсходнымъ» [2, с. 47]. По-видимому, князь умирал, когда ему, лежащему на спине, были нанесены рубяще-режущий удар саблей в нижний отдел левого бедра и рубящий удар мечом в правую половину лба. Время донесло до потомков последние слова умирающего князя: «Господи, в руце твои предаю тобе дух мои» [2, с. 47]. «Не величав был Андрей на ратный чин, – говорит летописец, – искал он похвали от одного бога» [14, с. 449]. Сообщение летописей о множественных ранениях, которые якобы были причинены в этот момент князю, либо не соответствует действительности, либо эти ранения не сопровождались повреждениями скелета.
Возможность нанесения Андрею Боголюбскому в этот момент рубленой раны левого надплечья и плечевого сустава, по всей видимости, следует исключить, не подтверждается также и летописное свидетельство, что «Петр же оття ему руку десную» [2, с. 47]. Но расчленение левой кисти на уровне пястно-фаланговых суставов вполне реально.
Число непосредственных исполнителей убийства, дополнительные аргументы. Теоретически множественные повреждения скелета князя могли быть причинены несколькими однотипными саблями и мечами и, следовательно, не двумя, а большим числом убийц. В судебной медицине такие вопросы обычно решаются в ходе комплексного исследования повреждений одежды, кожно-мышечных покровов, хрящевой и костной тканей, причем нередко с помощью трассологических характеристик самих предполагаемых орудий травмы. В случае с останками Боголюбского такие исследования пока не проводились. Однако существуют дополнительные обстоятельства версии о том, что фактически убивали князя только двое.
О том, что у рубяще-режущего орудия типа сабля был один обладатель, свидетельствует не только морфология повреждений (острые концы, ровные края, гладкая плоскость разделения), но также и «стандартный» наклон орудия под углом 40...45° к поверхности костей, параллельность многих повреждений и техника ударов только концом клинка с протяжкой. Всё это устойчивые навыки владения сабельным оружием человека, привыкшего к конному бою. Есть и другое доказательство. Дело в том, что на характер повреждений оказывают влияние не только навыки, но и физические данные нападающего, в том числе длина его тела и руки. В свете этого обращает на себя внимание тот факт, что рублено-резаные повреждения левой руки князя, применительно к той позе, которую он занимал при самообороне, располагаются примерно на одном уровне. Следовательно, нападавший был одного роста или несколько выше князя. Правда, окончательный вывод всё же можно будет сделать лишь после изучения металлизации костных повреждений методом рентгено-флуоресцентного анализа.
Проверить металлизацию разрубов головы, нанесённых предположительно мечом, к сожалению, не удастся, т.к., судя по обильным наложениям скульптурного пластилина, М.М. Герасимов выполнял пластическую реконструкцию облика князя непосредственно по его черепу.
Острый угол наклона второго, клинкового, оружия (предположительно меча) при ударах по левому плечу и голове Андрея Боголюбского указывает на то, что его тоже использовали как саблю. Известно, что меч эффективен лишь при рубящих и колющих ударах. Вряд ли второй убийца этого не знал. Скорее всего, меч ему просто был менее привычен, чем сабля. Именно «непрофессиональность» всех ударов, нанесенных мечом, косвенно подтверждает, что их «автором» был один человек.
Время убийства. Совершенно не похоже, что князь был убит ночью в кромешной темноте. Против подобного допущения свидетельствуют как активная его самооборона, так и точность ударов убийц. Впрочем, в летние месяцы на широте Владимира ночи коротки, сумерки и рассвет разделены немногими минутами полутьмы. Лаврентьевская летопись свидетельствует, что князь «...оубьен же бысть в субботу на ночь и о свете заоутра мертвъ» [2, с. 52].
Способность к действиям и причина смерти. Речь пойдет о возможности смертельно раненого человека совершать активные и целенаправленные действия. Это касается выяснения правдивости летописных свидетельств о заключительном этапе драмы – когда заговорщики, вернувшись, добили князя за «столпом вьсходным» сеней.
Судя по скелету, каких-либо костных повреждений, несовместимых с жизнью, князю нанесено не было. Несмотря на тяжёлые ранения, полученные в спальне, он мог в течение нескольких минут передвигаться, в т.ч. спуститься по лестнице в сени. Однако возможность самообороны им уже была утрачена. Множественность и тяжесть рубленых повреждений, причинённых Андрею Боголюбскому в спальне и на лестничном переходе в сени, должны были предопределить быстрое наступление смерти. Непосредственной причиной смерти Андрея Боголюбского явилась, вне всякого сомнения, острая кровопотеря в результате массивного кровотечения.
Говорить об открытой черепно-мозговой травме [27, с. 69], как конкурирующей причине смерти, вряд ли возможно. Повреждение правой лобной области (с дефектом кости 3,3 х 2 мм) не сопровождалось внедрением орудия травмы в полость черепа и, следовательно, вещество головного мозга и его оболочки остались неповрежденными.

Послесловие

Результаты проведенного освидетельствования, могут оказаться полезными при индивидуализации скелетов предположительно Мономаховичей, обнаруженных в 1989 г. в шиферных саркофагах XII в. у церкви Спаса на Берестове. По признакам внешности и физическим данным Андрей Боголюбский был похож не столько на своего отца, Юрия Долгорукого, сколько на деда – Владимира Мономаха. В этой связи, не следует ли в дальнейшем расширить круг «эталонных объектов»?
Результаты морфологического и спектральных исследований позволяют утверждать, что мощи Андрея Боголюбского не нуждаются в консервации или «музейных условиях» хранения и могут неопределенно долгое время быть «предметом» молитвенного поклонения. Каких-либо препятствий к сравнительному молекулярно-генетическому исследованию костного вещества скелета Андрея Боголюбского с Мономаховичами по восходящей и нисходящей линиям родства, таким образом, не имеется.
В начале исследования мощей Андрея Боголюбского, не предполагалась, что возникнет необходимость в повторной пластической реконструкции его облика. Теперь она очевидна с точки зрения исторической справедливости.
Выяснилось также, что в мощах Андрея Боголюбского помимо костей кисти и стопы, отсутствуют нижняя челюсть, правая тазовая кость и ряд шейных позвонков, которые имелись в наличии, по крайней мере, до 1982 г. Какова их судьба?
Впервые высказана версия о том, что непосредственными исполнителями убийства Андрея Боголюбского были два человека, но она нуждается в дополнительном обосновании путем рентгенофлуоресцентного исследования костных повреждений. Технически это можно сделать по месту нахождения мощей. Но будет ли получено благословение?
Огромную помощь при проведении экспертного исследования мощей Андрея Боголюбского в июле 2007 г. оказали владимирские судебные медики А.С. Семенов и М.А. Фурман, а также сотрудники областной клинической больницы, выделившие переносной рентгеновский аппарат и опытного лаборанта для проведения рентгенографии непосредственно в Успенском соборе.
После освидетельствования мощи святого благоверного князя Андрея Боголюбского были бережно возвращены в раку. Составленный список отсутствующих костей скелета передан отцу Василию.

Автор выражает благодарность настоятелю Свято-Успенского кафедрального собора протоиерею Василию (Войнакову) за создание благоприятных условий для проведения исследований, а также искреннюю признательность Н.В. Нариной за помощь на всех этапах работы.

Виктор Звягин,
заведующий отделом судебно-медицинской идентификации личности Российского центра СМЭ,
заслуженный врач РФ,
лауреат l-ой Национальной премии лучшим врачам России,
Почетный член Международной Академии интегративной антропологии,
доктор медицинских наук,
профессо
р.

Источники

1. Воронин Н.Н. Андрей Боголюбский. - М.: Водолей Publishers, 2007. С. 149–166.
2. Кривошеев Ю.В. Гибель Андрея Боголюбского. - СПб.: Изд-во СПбГУ, 2003.
3. Карамзин Н.М. История государства Российского. - Тула: Приокское изд-во, 1990, т. I–III, С. 387–388.
4. Рохлин Д.Г., Майкова-Строганова В.С. Рентгеноантропологическое исследование скелета Андрея Боголюбского // Проблемы истории докапиталистических обществ. 1935. № 9–10. С. 156–163.
5. Рохлин Д.Г. Болезни древних людей. М.-Л.: Наука, Ленингр. отделение, 1965. С. 261–269.
6. Гинзбург В.В., Герасимов М.М. Андрей Боголюбский // КСИИМК. - 1945. T. XI. С. 87–89.
7. Аксенова А.И. Загробная Одиссея князя // Живая история: Памятники и музеи Владимиро-Суздальского музея заповедника. М., 2000. C. 172–175.
8. Фурман М.А. Андрей Боголюбский: прикосновение к тайне // Старый владимирец. 8 сентября 1995 г. № 6.
9. Герасимов М.М. Основы восстановления лица по черепу. - М.: Советская наука, 1949. С. 144–151.
10. Звягин В.Н. Судебно-медицинская идентификация личности по черепу.T. 1: Дисс. на соиск. учён. степ. докт. мед. наук. - М., 1981. C. 135–152.
11. Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В. Антропология. - М.: Изд-во МГУ, 1991. C. 277–289.
12. Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Т. 2. – М.: Мысль. 1988.
13. Пурунджан А.Л. Основные закономерности пространственной дифференциации соматических особенностей населения России и сопредельных стран: Дисс. на соиск. учён. степ. докт. биол. наук. - М., 1997. С. 21.
14. Дерябин В.Е. Лекции по общей соматологии человека. Ч. 1: Тотальные размеры тела и частные свойства телосложения. М.: Биологический фак-т МГУ. 2008. С. 27
15. Герасимов М.М. Восстановление лица по черепу // Труды ин-та этнографии АНСССР, Т. XVIII. - М.: Ин-т этнографии АН СССР, 1955.
16. Sjovold T. Tables of the combined method for determination of age at death given by Nemeskeri, Harsanyi and Acsadi // Anthrop Kozl. - 1975. № 19. P. 9–22.
17. Дьяченко В.А. Рентгеноостеология. - М.: Медгиз, 1954. С. 155–161.
18. Воронцова Е.Л. Морфологическая изменчивость костей плечевого пояса и грудины человека: Автореферат дисс. на соиск. учен. степени канд. биол. наук. - М., 2005.
19. Сапин М.Р., Никитюк Д.Е. Анатомия человека: В 3-х т. Т.1. - Элиста: АПП «Джангар», 1998. С. 131–133.
20. Федосюткин Б.А., Коровянский О.П., Усачева Л.Л. и др. Комбинированный графический метод восстановления лица по черепу. - М.: ВНКЦ МВД СССР, 1991.
21. Лебединская Г.В. Реконструкция лица по черепу: Методическое руководство. - М.: Старый сад. 1998.
22. Семенов А.С., Фурман М.А. Подлинный портрет князя // Газ. «Молва» (г. Владимир). № 21 (2673) от 23.02.2008. С. 1–2.
23. Звягин В.Н. Не скифы мы, не азиаты мы... Как же выглядел князь Андрей Боголюбский на самом деле? // «Молва»: Владимирская областная газета [Электрон. ресурс]. - Владимир, 2010. - Режим доступа: http://www.molva33.ru/news/&news=1298, свободный. - Загл. с экрана.
24. Нарина Н.В., Иванов Н.В., Звягин В.Н. Оценка соответствия компьютерной реконструкции внешности исследуемому черепу с использованием метода «количественного словесного портрета» // Материалы Всероссийской научно-практической конференции по криминалистике и судебной медицинской экспертизе. М.: ЭКЦ МВД РФ. 2004. С. 62.
25. Звягин В.Н., Иванов Н.В., Нарина Н.В. Компьютерное исследование черепно-лицевых размеров с помощью методики количественного словесного портрета // Судебно-медицинская экспертиза. - 2000. № 1. С. 19–26.
26. Нарина Н.В., Иванов Н.В., Звягин В.Н. Новая версия методики «Количественного словесного портрета» // Verbal 2.0. Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики на современном этапе: Сб. док. Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 75-летию Российского центра судебно-медицинской экспертизы (17–20 октября 2006 г.) / Под ред.: В.А. Клевно. - М.: РИО ФГУ «РЦСМЭ Росздрава», 2007. С. 208–213.
27. Молин Ю.А. Читая смерти письмена. - СПб., 1999. С. 55–56.

Источник

Profile

medouz

January 2016

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829 30
31      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 02:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios