[personal profile] medouz
К сожалению, по сей день многие продолжают верить в легенду о татарском происхождении Годуновых (от мурзы Чета), хотя она была полностью разоблачена лучшим специалистом по генеалогии московского боярства Степаном Борисовичем Веселовским в написанном ещё в 1938 году очерке «Род Дмитрия Александровича Зернова (Сабуровы, Годуновы и Вельяминовы-Зерновы)», который был опубликован в 1969 году в составе его «Исследований по истории класса служилых землевладельцев».

Легенде о мурзе Чете как родоначальнике Годуновых очень посчастливилось. А.С. Пушкин, доверяя легенде, устами кн. Шуйского называет Бориса Годунова «вчерашним рабом» и «татарином». Последний эпитет, конечно, поэтическая вольность: если бы действительно предок Бориса был татарином, то за 300 лет службы и жизни в Москве у Годуновых не могло остаться ничего татарского. Через Пушкина легенду о Чете знают и принимают на веру люди, вовсе не обремененные историческими познаниями. При этом в запасе небольших исторических сведений среднего читателя в этой легенде отходит на второй план или вовсе выпадает очень существенный элемент легенды – основание в 1330 г. татарским князем Четом Ипатьева Костромского монастыря.

В частных родословцах легенда о выезде и крещении мурзы Чета встречается в трех вариантах. В келейном родословце патриарха Филарета (изд. Петербургского Археологического общества) сказано, что в 6838 [1330] г. к вел. кн. Ивану Даниловичу выехал из Большой орды князь, именем Чет, получивший при крещении имя Захарий. У Захария – сын Александр, у Александра – сын Дмитрий Зерно… и т.д. В некоторых родословцах прибавлено, что выезд произошел в 6838 г. при вел. кн. Иване Калите и «при митрополите Петре, чудотворце». В иных родословцах легенда осложнена еще большей хронологической несообразностью: Чет выехал в 6838 г. при «митрополите Феогносте, а крестиша его Петр митрополит, чудотворец».

Хронологические несообразности этих добавлений очевидны. Петр умер в декабре 6834 [1325] г., а Феогност был поставлен в митрополиты в Константинополе в 6836 [1328] г., в Москву приехал только в 6841 [1333] г. Эти добавления можно рассматривать как позднейшие наслоения, сделанные с целью украсить легенду именами таких высокочтимых лиц, как Петр и Феогност. Но если откинуть эти наслоения, то в легенде останется еще бóльшая несообразность: если Чет существовал, то в 1330 г. его не было уже в живых.

Мы имеем возможность фиксировать хронологически жизнь поколений рода Захария, начиная с его правнука Константина Дмитриевича Шеи. Константин Дмитриевич Шея был боярином при великих князьях Дмитрии Ивановиче и его сыне Василии. Когда в 1406 г. он подписался свидетелем на духовной вел. кн. Василия Дмитриевича, то он был уже в преклонном возрасте и вскоре после этого умер. Дочь К.Д. Шеи была замужем за кн. Александром Федоровичем Ростовским, который в летописях упоминается в 1410-1434 гг. Немного позже Константина Шеи жил его племянник Федор Сабур, старший праправнук Захария. Ф. Сабур в 1380 г. упоминается на Куликовом поле как храбрый костромич в полку Ивана Родионовича Квашни. При вел. кн. Василии Дмитриевиче Федор Иванович Сабур был видным боярином.

На основании этих хронологических вех, считая по три колена на столетие, жизнь Дмитрия Александровича Зерна, отца К. Шеи, следует отнести приблизительно ко второй и третьей четвертям XIV в., а жизнь его деда Захария Чета – ко второй половине XIII в. Н.П. Лихачев отметил мимоходом это обстоятельство и прибавил, что такие ранние выезды из Орды на Русь (во второй половине XIII в.) мало правдоподобны. А. Щекатов обосновывал выезд Чета соображением «происходивших в то время» (когда: в 1330 г.?) в Орде «междоусобий татарских». Это очень неудачная аргументация. Дело в том, что после смут 90-х годов XIII в. в Орде власть в конце века упрочилась, и в 1299-1313 гг. ханом был Тохта, а с 1313 г. его племянник Узбек. Время этих двух ханов было периодом полного расцвета Золотой орды, а «великая замятня» и частые перевороты начались только после смерти Узбека (1340 г.). В общем легенда о выезде Чета не выдерживает самой снисходительной критики ни с хронологической, ни с генеалогической, ни с общеисторической точек зрения.

Наивная легенда об основании мурзой Четом (в память крещения) Ипатьева монастыря подрывает со своей стороны всякую вероятность легенды в целом. В законченном, канонизированном, так сказать, виде эту легенду можно прочесть в очерке Костромского Ипатьева монастыря, изданном редакцией Костромских «Епархиальных ведомостей». Чет-де ехал в Москву к вел. кн. Ивану Калите и остановился для отдыха на берегу Волги у Костромы, на лугу за р. Костромой, там, где ныне стоит Ипатьев монастырь. И тут «явилась ему в чудном видении пресвятая дева с предвечным младенцем на руках и молитвенно предстоящим ей св. апостолом Филиппом и священномучеником Ипатием, епископом Гангрским (умер в IV в. в Малой Азии). При этом явлении получив исцеление от недуга, мурза, поклонник Аллаха, вместе с любовию к русской земле почувствовал сердечное влечение и к ее вере». По прибытии в Москву Чет крестился и дал обет «воздвигнуть на месте дивного явления ему Богоматери обитель для иноков», на что получил благословение митрополита Феогноста и построил деревянный храм во имя живоначальной Троицы.

Переходя к фактическому исследованию вопроса, следует прежде всего отметить позднее возникновение легенды о мурзе Чете. Она неизвестна Государеву родословцу, составленному около 1556 г., и Бархатной книге, воспроизводящей, как известно, текст Государева родословца: Бархатная книга начинает род Сабуровых-Годуновых с Дмитрия Зерна. Не знал этой легенды и кн. Андрей Курбский, который, перечисляя людей, казненных царем Иваном, со знанием дела и видимой любовью к генеалогии очень часто говорит о происхождении казненных. Так, о кн. Иване Дорогобужском он замечает: «с великих князей тверских». Про казначея Хозю Тютина Курбский говорит: «грецка роду». Ему известно, что боярин И.И. Хабаров «роду старожитного, яже нарицались Добрынские», что Колычевы «единоплеменны» Шереметевым, хотя эти отрасли рода Кобылы разошлись в начале XV в. он знал, что Пушкины «единоплеменны» Челядниным, что Шеины произошли от Морозовых, и сообщает предание о выходе их «от Немец» «вкупе с Рюриком». В общем кн. Курбский очень внимателен к родословию лиц и хорошо в нем разбирается, но легенды о Чете не знает. В рассказе о казни Замятни Сабурова Курбский отмечает родство Сабуровых через Соломониду с царствующим домом и говорит только, что Замятня был «велика роду». Все это говорит за то, что легенда о Чете получила распространение не ранее последней четверти XVI в.

Чтобы разобраться во всех возникающих после разрушения легенды вопросах и восстановить позабытую и затемненную баснями действительность, необходимо исследовать генеалогию рода, его землевладение, отношения Годуновых к Ипатьеву монастырю и дать хотя бы в общих чертах историю землевладения монастыря.

Выше было упомянуто, что Бархатная книга начинает род Сабуровых-Годуновых с Дмитрия Зерна, не указывая его отчества. Частные родословцы начинают род с Захария и показывают у него сына Александра и внука Дмитрия Зерна. Существование Захария и Александра подтверждается монастырскими синодиками. В синодике Ростовского Успенского собора род Годуновых записан так: Захарию, Александра, Дмитрия (Зерна), Ивана, Константина (Шеи), Дмитрия, Федора (Сабура), Данила (Подольского), Ивана (Годуна), Григория (Ивановича Годунова) и т.д.

Затем известно, что Дмитрий Иванович Годунов в третьей четверти XVI в. построил в Ипатьеве монастыре каменную усыпальницу и положил на гробы своих предков покровы с вышитыми на них надписями. В переписных книгах монастыря описано десятка четыре покровов, начиная с относящихся к Захарию и Александру и далее к тем, кто жил на протяжении трех последующих столетий. Нет никаких оснований не доверять этим покровам и записям; с такими вещами, как запись в синодики на вечное поминание, не шутили, и никому не пришло бы в голову записывать в поминание вымышленные имена и класть покровы на гробы несуществующих предков.

Выше были указаны основания, почему жизнь первых трех поколений, т.е. Захария, Александра и Дмитрия, следует относить ко времени приблизительно с середины XIII в. по третью четверть XIV в. Это обстоятельство заставляет обратить внимание на один эпизод из жизни Костромы, который мы находим в летописях. Известно, что в начале XIV в. в связи с борьбой кн. Михаила Ярославича Тверского и кн. Юрья Даниловича Московского за великое княжение во многих городах произошли столкновения сторонников и противников споривших в Орде князей. Кн. Михаил послал в Великий Новгород своих наместников, но новгородцы не приняли их и заключили перемирие до возвращения князей из Орды и решения их спора ханом. В Нижнем Новгороде борьба приняла острые формы: вечники восстали против бояр покойного вел. кн. Андрея Александровича и перебили их, за что кн. Михаил, по возвращении из Орды, «изби вечников». Тверской боярин Акинф Великий с тверской ратью пытался «засесть» Переяславль и захватить находившегося там кн. Ивана Даниловича, но был убит в бою, а тверская рать бежала. Тогда же Кострома была занята боярами кн. Михаила, и здесь против них восстали местные вечники.

Показания летописей о последнем происшествии неясны, и самый текст рассказа во многих списках испорчен переписчиками. Правильное чтение дают Симеоновская и Ермолинская летописи. В Симеоновской под 6813 г. сказано: «Того же лета бысть вечье на Костроме на бояр на Давида Явидовичя да на Жеребца и на иных. Тогда же и Зерня убили Александра». В Ермолинской летописи это же сообщение помещено правильнее – под 6812 г. – и кончается так: «и убиша тогда Зерна Александра». Никоновская, Воскресенская и Львовская летописи дают испорченный текст: «и убиша тогда Зерна и Александра». А.Е. Пресняков процитировал это неправильное чтение по Воскресенской летописи, быть может потому, что для его изложения было несущественно, об одном или двух лицах идет речь.

В Новгородской IV летописи по списку Дубровского есть несколько интерполяций, сделанных для прославления рода Квашниных. Под 1335 г. мы находим интерполированное известие о том, что вел. кн. Иван Калита пошел ратью через Торжок на Литовскую землю «и посла воевод своих Родиона Нестеровича (отца Ивана Квашни. – С.В.) и с ним Александра Зерна». Неважно, что это известие интерполировано и сомнительно; существенно то, что интерполятор знал об Александре Зерне.

Предположение А.Е. Преснякова, что Давид и Жеребец были великокняжескими боярами, весьма вероятно, но остается под вопросом, можно ли к ним причислить Александра Зерна. Во всех списках летописей об убиении Александра говорится как о событии, хотя и связанном с мятежом вечников против Давида и Жеребца, но как об особом: вечники восстали против Давида и иных бояр, и тогда же был убит Александр Зерно. Летописец явно хотел отделить смерть Александра от судьбы других бояр.

Исследование землевладения Сабуровых и Годуновых дает ключ к уяснению разбираемого свидетельства летописей. Александр Зерно, как и его потомки (Сабуровы, Годуновы и Вельяминовы), был представителем рода очень крупных костромских вотчинников. Мятеж вечников был направлен против великокняжеских бояр, принявших сторону тверского князя Михаила Ярославича. Остается неизвестным, за что был убит Александр Зерно: за то ли, что он был сторонником кн. Михаила, или за то, что пытался вести политику компромисса. Одновременно летописи не дают основания причислить его к сторонникам московского князя.

По соображению всех обстоятельств вопроса представляется вполне возможным считать этого костромского боярина Александра Зерна, убитого в 1304 г. вечниками, сыном Захария (Чета) и отцом Дмитрия Зерна, с которого Государев родословец начинает род Сабуровых-Годуновых. За это говорит, во-первых, несомненный факт существования лиц (Захарий – Александр – Дмитрий), от которых пошли фамилии Сабуровых, Годуновых и Вельяминовых, владевших с XIV в., а может быть, и раньше, огромными вотчинами в Костроме, сохраненными ими частью даже в XVII в. Во-вторых, за то же говорят одинаковые прозвища Александра и Дмитрия (Зерно). Наконец, это предположение вполне возможно хронологически и неизмеримо естественнее, чем предположение о выезде из Орды Захария Чета в 1330 г.

Единственным заслуживающим внимания элементом легенды о Чете является указание на время «выезда» – не мурзы Чета, конечно, а Дмитрия Зерна. Дело в том, что в 1328 г. Иван Калита вернулся из Орды с ярлыком на половину великого княжения – Кострому и Великий Новгород. Другую половину княжения, Владимир и Поволжье, получил кн. Александр Васильевич Суздальский. Когда последний в 1332 г. умер, Иван Калита стал обладателем всего великого княжения. К этому времени, т.е. к 1328-1332 гг., относится приезд в Москву на службу многих великокняжеских бояр.

Когда Иван Калита стал великим князем, то местные бояре, в частности и костромичи, неизбежно должны были определить свое отношение к новому великому князю. Хорошо известно, что эти моменты присоединения княжеств к Москве протекали для местных землевладельцев далеко не безболезненно. Всякий, кто медлил или отказывался поступить на службу к новому государю, подвергался большим неприятностям и мог даже лишиться вотчины. Когда при том же Иване Калите к Москве была присоединена половина Ростова, то это вылилось в «насилование многое» и разорение многих местных вотчинников. В более мягких формах то же повторилось с ярославскими вотчинниками, когда в 1463 г. Ярославское княжество было присоединено к Москве. Но и помимо возможного «насилования» самый факт утверждения за Иваном Калитой великокняжеской власти должен был, как всякий успех, привлекать к нему людей. Напомню, что несколько лет спустя, когда Иван Калита нанес тяжелые удары тверским князьям и надолго снял их кандидатуру на великое княжение, то, по свидетельству летописей, «многие» тверские бояре выехали служить в Москву. Совершенно естественно предположить, что и Дмитрий Зерно после 1328 г. стал ориентироваться на Москву и около 1330 г., как говорит легенда, выехал служить к московскому великому князю.

Данные о землевладении потомков Захария в Костроме убедительно свидетельствуют о том, что его род был исконным многовотчинным костромским родом, которому в лице Годуновых удалось сохранить часть своих вотчин даже в XVII в., т.е. на протяжении более 350 лет. Большинство владений находилось в лучших частях Костромского уезда, в станах, прилегающих к городу Костроме, и ниже по Волге, преимущественно на левом берегу. Важно отметить, что некоторые владения в Мерском стану, как, например, с. Якольское Малое и пожни и озера на нижнем течении Костромки, подходили почти к стенам Ипатьева монастыря и к г. Костроме. Это обстоятельство делает весьма вероятным предположение, что и самый Ипатьев монастырь был основан на земле Захария.

Костромское происхождение рода Сабуровых-Годуновых можно считать несомненным. Будем продолжать фактическое исследование и попытаемся выяснить, кто, когда и для чего мог выдумать легенду о мурзе Чете. Злоупотребление со стороны родовитых людей вымыслами о выездах знатных иноземных родоначальников подсказывает первое предположение, что легенду о Чете выдумали сами Сабуровы или Годуновы. Выше было отмечено позднее возникновение легенды – в середине XVI в. ее еще не было. Совершенно непонятно, зачем могла понадобиться подобная выдумка знатным и богатым и без того Сабуровым и Годуновым. Между тем для властей и братии Ипатьева монастыря легенда была нужна, и за его стенами надо искать авторов легенды и позднейших ее популяризаторов.

Известно, что наиболее цветистые и фантастические легенды о выездах сочиняли не старые, исторически известные роды, которым подобные легенды в сущности ничего не давали и ничего не прибавляли к их старой славе, а рядовые служилые роды, в особенности те, которым удавалось подняться в верхние слои служилого класса и приходилось соприкасаться с родовитыми людьми, смотревшими на них свысока, как на выскочек и безродных случайных людей. В аналогичном положении оказался в ряду старых монастырей Ипатьев монастырь, быстро разбогатевший в последней четверти XVI в. благодаря вкладам Годуновых, царицы Ирины и царя Федора. К этому, по-видимому, времени относится сочинение легенды о знатном татарине Чете, о чудесном ему видении во сне Богородицы с Ипатием и Филиппом, о его чудесном исцелении, крещении и об основании в память этого чуда монастыря. Правда, это был не русский князь, не высокочтимый святой, мощам которого можно было поклоняться, но в некоторых отношениях это было лучше и того и другого: это был родоначальник Годуновых, предок царя Бориса и царицы Ирины, которые своими вкладами создали крупнейший монастырь общерусского масштаба, с первоклассной крепостью.

Мне представляется, что Ипатьев монастырь первоначально был вотчинным монастырем. Судя по тому, что в нем были погребены Захарий и его сын Александр Зерно, убитый вечниками в 1304 г., он был основан в конце XIII в. (а не в 1330 г., как говорит легенда), вероятно, на вотчинной земле Захария. Ко времени быстрого обогащения монастыря благодаря вкладам Годуновых относится, по-видимому, возникновение в монастырской среде легенды о знатном татарском выходце Чете, о чудесном ему видении во сне, об основании им монастыря и пр. В связи с могуществом Годуновых и избранием на царство Бориса эта легенда возмещала монастырю отсутствие славного прошлого – святого подвижника, основателя монастыря, и объясняла всем, кто удовлетворяется подобными баснями, причины почитания таких мало популярных святых, как Ипатий Гангрский и апостол Филипп.

Итак, мы имеем полное основание говорить, что род Захария был исконным костромским родом, перешедшим на службу в Москву в 30-х годах XIV в. в связи с получением Иваном Калитой великокняжеской власти. Первым поступившим на службу в Москве был Дмитрий Александрович Зерно (или Зернов), с которого Государев родословец начинает род Сабуровых-Годуновых. Дмитрий Александрович и его ближайшие потомки заняли в боярской среде очень высокое положение: с большой вероятностью можно считать, что боярами были сам Дмитрий Александрович, все три его сына и два внука из четырех. В XV в. образуются три фамилии рода – Сабуровы, Годуновы и Вельяминовы.

С.Б. Веселовский. Исследования по истории класса служилых землевладельцев. М., 1969. С. 162-195



Материалы любезно предоставлены [livejournal.com profile] aquilaaquilonis

Profile

medouz

January 2016

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829 30
31      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 02:51 pm
Powered by Dreamwidth Studios