May. 27th, 2013

Всем известно имя победителя крестоносцев в битве на Чудском озере – новгородского (впоследствии великого владимирского) князя Александра Ярославича. На сегодняшний день фактическая сторона этого события, как и в целом политика князя Александра по отношению к Западу, несмотря на различные оценки и симпатии, хорошо известны и оцениваются в общем достаточно объективно, чего к сожалению не скажешь об отношениях Александра Невского с Ордой. С подачи наших евразийских «друзей» вокруг темы взаимоотношений Александра с татаро-монголами образовалось множество спекуляций и небылиц. Чего стоит одна только, запущенная Гумилёвым байка об «усыновлении» Александра Батыем» (или как вариант «братание» его с Сартаком)... И это ещё не самое главное в пресловутой «евразийской теории»: всем известно одно из основных положений евразийщины о якобы имевшем место «союзе» Руси с Ордой, где Александру отводится ключевая роль.

В частности, очень часто приходится слышать, ставшие модными, высказывания о том, что именно Александр Невский был тем князем, во время правления и при непосредственном участии которого было установлено ордынское иго! При этом одни (евразийцы) называют его «создателем «союза» Руси и Орды» и оценивают это со знаком «плюс», другие (либералы и «национал»-демократы) обвиняют Св. князя Александра Невского в «протатарской» политике и «пособничестве» завоевателям, но по сути позиция и тех и других заключается в том что, что главным виновником установления ига и проводником ордынской политики на Руси представляется князь Александр. Но так ли это было на самом деле? Можно ли считать Александра «союзником/пособником Орды»? Какое отношение имеет Александр Невский к установлению ига? Была ли у Руси во второй половине XIII века реальная альтернатива той политике, которую проводил по отношению к Орде великий владимирский князь Александр и как в реальности действовал Александр Невский в условиях монгольского ига?

Для начала следует признать, что в условиях «феодальной раздробленности», когда Русь была разделена на полтора десятка независимых государств-великих княжеств, каждое из которых в свою очередь также делилось на уделы, правители которых постоянно находились во враждебных отношениях друг с другом, ни о каком эффективном сопротивлении многократно превосходящим силам татар и речи быть не могло. Так по данным современных исследований (см. например Каргалов В.В. «Русь и кочевники» М. «Вече», 2004г. стр. 93-102) численность войска Батыя доходила до полутора сотен тысяч человек, в то время как отдельное Русское княжество могло противопоставить Орде лишь несколько тысяч воинов княжеской дружины и ополчения. Только в случае объединения воинских сил всей Руси (что было абсолютно нереальным в то время) численность русского войска едва могла достигнуть 100 тысяч. Таким образом, на равных выступить против Орды могла только единая Русь, однако как показали события времён Батыева нашествия, объединение пред лицом врага, когда страна находилась на пике «феодальной раздробленности», было явно нереальным. Тем более сопротивление было невозможно в первые годы ига, после гибели значительной части княжеских дружинников, уничтожения или пленения огромного количества мирного населения, разорения городов и сёл. Даже если бы князья объединились, военные силы Руси и Орды были бы явно несопоставимы. Альтернативой временной покорности Орде мог быть только окончательный разгром и даже возможное уничтожение государственности и включение Русских земель в состав Золотой Орды, как например это произошло с Волжской Болгарией...

Практически все правители, подвергшихся монгольскому нашествию Русских княжеств, осознавали невозможность открытой борьбы с Ордой и после возвращения Батыя из центральноевропейского похода посетили Орду, признали себя вассалами Батыя и обязались платить дань. Первым в 1243 году посетил орду великий Владимирский князья Ярослав Всеволодович (отец Александра), в следующим году в Орде побывали удельные князья Владимирской земли – Владимир Углицкий, Борис Ростовский, Василий Ярославский. В 1245-1246 гг. у Батыя побывали Святослав Суздальский, Иван Стародубский, а также южнорусские правители Михаил Черниговский и Даниил Галицкий (правда последний в 50-х годах, рассчитывая на помощь Запада, разорвал отношения с Ордой и даже нанёс ей военное поражение, однако не получив от европейских государств никакой помощи, к концу 50-х годов вынужден был восстановить вассальные отношения с Ордой). После этого начались регулярные выплаты дани: «При архиепископе Спиридоне Великаго Новаграда и Пскова, великий князь Ярославъ Всеволодовичь, благоверного великаго князя Александра Невскаго отецъ, началъ дань давать въ Златую Орду» (ПСРЛ т. 3, Новгородская третья летопись, стр. 220), а наши князья отныне вынуждены были утверждать свою власть у монгольских ханов, получая соответствующие ярлыки. Так на полторы сотни лет на Руси была установлена та система отношений Русских княжеств с Ордой, которую принято называть татаро-монгольским игом.

Какую же роль в этих событиях сыграл Александр? А Александр всё это время княжил в Новгороде и в первый раз отправился в Орду, а затем и в Монголию, со своим братом Андреем в 1247 году, т.е. уже после того, как все остальные князья Северо-восточной и Южной Руси побывали у татар и признали себя ордынскими вассалами и данниками. Как написал автор «Жития Александра Невского», «тот царь (Батый), прослышав о такой славе и храбрости Александра, отправил к нему послов и сказал: "Александр, знаешь ли, что Бог покорил мне многие народы. Что же - один ты не хочешь мне покориться?». При этом ярлык на Великое Владимирское княжение, Александр получил не сразу, а только через три года после возвращения на Русь, в 1252 г., когда Андрей Ярославич, получивший в Монголии ярлык на Владимир, по не понятным до конца причинам был отстранён Батыем от власти. Таким образом, верховным правителем северо-восточной Руси и Новгородской республики Александр стал уже после того, как Русские княжества, подвергшиеся нашествию Батыя, попали под власть Орды, следовательно нет никаких оснований объявлять Александра виновником установления ига (или «союза» с Ордой» по версии евразийцев), Александр, будучи правителем одного из великих княжеств Руси в отношениях с Ордой всего лишь продолжил ту политику, которую проводили его предшественники на великом владимирском княжении, а также правители большинства других великих и удельных Русских княжеств того времени.

Теперь посмотрим на некоторые события, произошедшие после возвращения Александра из Золотой Орды и Монголии, а именно: получение им ярлыка на великое Владимирское княжество и его действия во время монгольской переписи населения Руси в 1257 и 1259 г. В связи с тем, что в источниках практически ничего не говорится о причинах Неврюевой рати, существует масса предположений и версий о том, что могло побудить Батыя свергнуть с великокняжеского стола Андрея Ярославича. Не будем их все подробно рассматривать, отметим лишь то, что нет ни одного источника, который бы сообщал о каких-либо антимонгольских планах Андрея, также как нет в известных нам исторических документах ни одного упоминания о том, что Александр якобы являлся инициатором отстранения от власти своего брата и «навёл на Русь татар». Скорее всего правы те исследователями, которые связывают свержение Андрея с внутримонгольскими противоречиями: известно, что Андрей был утверждён великим князем в Монголии, в то время как Батый стремясь отделиться от монгольской империи, решил избавиться от ставленника Каракорума.

Что же касается событий связанных с переписью, когда на Русь «приехаша численицы, исчетоша всю землю Суждальскую, и Рязаньскую, и Муромьскую» (Лаврентьевская летопись, ПСРЛ, т.1 стр. 203), то прежде всего не следует забывать о том, что во-первых, Александр был отнюдь не единственным князем во владениях которого монголы провели перепись населения - как сказано в летописи кроме Владимиро-Суздальского княжества, перепись была проведена ещё в Муромском и Рязанском княжествах, а ранее в 1245 году по сообщению Плано Карпини монголы переписали и обложили данью население южнорусских земель «в бытность нашу в Руссии, был прислан туда один Саррацин, как говорили, из партии Куйюк-кана и Бату, и этот наместник у всякого человека, имевшего трех сыновей, брал одного, как нам говорили впоследствии; вместе с тем он уводил всех мужчин, не имевших жен, и точно так же поступал с женщинами, не имевшими законных мужей, а равным образом выселял он и бедных, которые снискивали себе пропитание нищенством. Остальных же, согласно своему обычаю, пересчитал, приказывая, чтобы каждый, как малый, так и большой, даже однодневный младенец, или бедный, или богатый, платил такую дань», и никто из местных князей не выступил против этого. Восстали лишь, не подвергшиеся нашествию Батыя, новгородцы. Однако как уже было сказано, успешно противостоять монголам в то время было практически невозможно, в случае отказа от переписи Новгород неминуемо подвергся бы нашествию и разделил участь Владимира, Козельска, Москвы, Киева и других городов взятых ордой… Естественно, что при таком раскладе у Александра не оставалось выбора и он вынужден был воспрепятствовать изгнанию или убийству ордынских переписчиков...

Однако даже будучи вассалом и данником Орды, Александр сделал всё возможное чтобы если и не освободить Русь от иноземного господства, то хотя бы, насколько это было возможно, уменьшить зависимость Владимиро-Суздальского княжества. И это выразилось не только в том, что Александру удалось на некоторое время освободить Русских людей от обязанности воевать за Орду «было в те времена насилие великое от иноверных, преследовали они христиан, заставляя их воевать на своей стороне. Князь же великий Александр пошел к царю, чтобы отмолить людей своих от этой беды», но и в организации открытого и достаточно результативного для того времени вооружённого сопротивления завоевателям. Вполне возможно, что Александр так же как его отец был отравлен в Орде, и это явилось местью монгол за восстание 1262 года ...

Итак, подведём итоги. Прежде всего следует однозначно признать тот очевидный факт, что к установлению ига Александр Невский не имел никакого отношения. Да, вслед за другими князьями он также подчинился Орде, однако во-первых, это было вынужденное подчинение, во-вторых, политика Александра в качестве великого князя владимирского практически ни чем не отличалась от «ордынской» политики большинства иных наших князей того времени. Кроме того, необходимо признать заслугой Александра Невского и некоторое ослабление зависимости Владимирского княжества от Орды, в частности, организованное Александром Невским победоносное восстание 1262 года, явилось первым шагом на пути к освобождению Руси от «евразийского» ига. Так что все рассказы о «союзе Александра с монголами» и тому подобные заявления евразийцев и либералов, следует раз и навсегда признать не более чем политической пропагандой, не имеющей ничего общего с исторической действительностью.

Материалы взяты у [livejournal.com profile] slovenorus14

Profile

medouz

January 2016

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829 30
31      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 02:49 pm
Powered by Dreamwidth Studios